Название: Невеста из героя
Для перевода: название оригинала: нет
Автор или переводчик: Linalis
Бета/гамма: Kairin
Пейринг: ГП/?
Категория фика: скорее, слеш, а может, нет
Рейтинг: пока для всех
Размер: миди
Отказ: герои не мои, сюжет - мой
Статус: в процессе
Комментарии: нет

Аннотация:
После Министерства все пошло совсем не так, как ожидал Дамблдор. Гарри устал от пристального внимания журналистов и публики. И тогда ему на помощь приходит самая верная подруга Гермиона Грейнджер. И что из этого получится, если отсутствие Гарри на балу может повлечь для него ужасные последствия. Как ему повеселиться и хорошо провести время и при этом остаться неузнанным, но иметь возможность доказать, что на балу он был? Все в руках Гермионы, в том числе и счастье героя.

Глава 1. После пророчества.

- Как же мне все это надоело, - устало произнес семнадцатилетний молодой человек, сверкая зелеными глазами из-под смешных круглых очков.
- Что на этот раз случилось? – симпатичная девушка с каштановыми волосами улыбнулась ему.
- Мио, скажи, за что мне все это? – с отчаянной мольбой, посмотрел на ее молодой человек.
- Гарри, Гарри, тебя за шесть с половиной лет уже пристало бы привыкнуть к такому положению вещей, как слава, и все ей сопутствующее, - насмешливо произнесла девушка.
- Гермиона! – возмущенно сверкнул Гарри.
- Я уже семнадцать лет как Гермиона, - хмыкнула та в ответ. – Что у тебя опять приключилось?
- Они требуют моего обязательного присутствия на рождественском балу, - скривился Гарри. – Даже угрожают, - он передернул плечами.
- Вот как, - протянула Гермиона. Она несколько секунду помолчала, затем перевела взгляд на своего теперь уже единственного друга. Гарри видел, как в ее глазах появлялись искорки, говорящие, что девушкой завладела какая-то идея. В такие минуты ее не стоило отвлекать, можно было огрести по шее. Он наблюдал за подругой с интересом, но мысли вдруг стали уносить его в не такое далекое прошлое, а именно в конец пятого курса, когда все изменилось до неузнаваемости. Кто бы мог подумать, что он, да к тому, же и Гермиона, а вместе с ними и Невилл, пойдут на то, что они сделали.

«Ретроспектива»
Они разделились, и так получилось, что рядом с гари оказались Гермиона и Невилл – всезнайка «грязнокровка» и гриффиндорский увалень-неумеха. Наверное, тот, кто спланировал всю эту операцию от начала до конца, никогда не мог подумать, что его марионетки вдруг станут действовать совершенно независимо от его мыслей и приказов.
Они были уже у нужной полки с пророчеством, так необходимым Волдеморту. Но на их пути возникло небольшое препятствие, или большое, в зависимости от того, как на это посмотреть. Препятствием оказался Люциус Малфой, потребовавший от Гарри отдать пророчество ему. Вот тут-то все и случилось.
- А может его просто прослушать? – предложила вдруг Гермиона.
- Но, профессор Дамблдор…, - начал Невилл.
- Знаете, он столько молчал по поводу всего, что касается Гарри…, - Гермиона помолчала, затем продолжила. – В общем, у меня появились сомнения.
Малфой даже опешил на секунду от дискуссии, развернувшейся перед его глазами. Все-таки опыта и логики у него достаточно, чтобы отойти в сторону и подождать, пока детки не придут к какому-то решению. Гриффиндорцы, не обращая на него никакого внимания, обсуждали вопрос дня. По мере того, как дискуссия разрасталась, Люциус все с большим вниманием к ней прислушивался. Через какое-то время за его спиной с не меньшим вниманием на гриффиндорцев взирали Белла и сам Волдеморт.
- Ну и ну, - протянула Белла, обращая внимание трех деток на себя и своих компаньонов. Три палочки уставились, были быстро направлены на них, но Лорд и двое его упивающихся видели, что те не собираются на самом деле нападать. Несколько напрягало то, что детки молчали.
- Поттер, - Волдеморт вышел вперед и посмотрел на парня каким-то странным оценивающим взглядом.
- Хмм, - подал тот голос, но с места не двинулся и палочки не опустил.
- Может, решим уже что-нибудь? – спокойно произнес Волдеморт. Он даже сам был удивлен тем, как сейчас разговаривал с парнем, которого еще пятнадцать минут назад прибыл бы без сожаления, и с большой радостью.
- И что это была за дискуссия такая интересная? – встряла Белла, но почти тут, же рухнула на пол под сильнейшим круцио и неодобрительным взглядом своего Лорда.
- Да, так, - пожала плечами Гермиона и опустила палочку, ее примеру последовали и двое парней. У Люциуса появилось ощущение, что он находится в каком-то театре абсурда или спит и видит нереальный сон. Чтобы темный лорд спокойно разговаривал с Поттером, а тот вел себя не менее спокойно и уравновешенно? Это было что-то из области фантастики.
- Ну, слушаем это пророчество? – подал голос Невилл, кивнув на полку, где поблескивал нужный шар. Гарри кивнул, затем подошел к полке, взял в руки шар и посмотрел на Волдеморта.
- Проведи рукой над шаром, - последовало в ответ на взгляд. Гарри так и сделал.
Три минуты спустя, раздалось три вздоха.
- Фигня, - выпалила еще через полминуты Гермиона. Волдеморт пристально посмотрел на девушку.
- И почему? – поинтересовалась Белла, стрельнув в сторону своего Лорда глазами и готовясь к очередному круцио, но тот уже все внимание уделил Поттеру, изучая его с ног до головы.
- Фигня и все, - передернула Гермиона плечами.
- Исчерпывающий ответ, - хмыкнул Люциус, пытаясь сообразить, что же сейчас будет.
Волдеморт подошел к Гарри. Юноша замер, напрягся, но не двигался. Темный лорд поднял руку, откинул со лба юноши прядь смоляных волос и стал водить пальцем по шраму. Гарри боялся шелохнуться. Волдеморт посмотрел прямо в зеленые глаза, затем перевел взгляд на Невилла. Он несколько раз по очереди осматривал парней.
- Интересно, - задумчиво произнес он, затем снова посмотрел на трех подростков. – Думаю, мы можем заключить договор.
- Какой? – тут же отреагировала Гермиона.
- Во-первых, мне нет резона убивать тебя, - Волдеморт посмотрел на Гарри. – Твой шрам означает несколько другое, чем многие думают. И последнюю строчку этого пророчества можно понимать по-разному, но, кажется, я знаю настоящий смысл. И думаю, это послужило той причиной, почему не сработал правильно ритуал воскрешения. Во-вторых, Лонгботтом тоже подходит под пророчество, но не думаю, что он желает стать жертвой, - Невилл, тут же, закивал. – А ты, - Волдеморт перевел взгляд на Гермиону. – Не часто можно увидеть магглорожденную ведьму с таким потенциалом.
- И? – хором спросили подростки.
- Что ж, ситуация следующая: мисс Грейнджер выходит замуж за того, на кого я укажу и должна родит трех детей. Это будут очень сильные маги, каких давно уже не видело общество. Ты, Гарри, - Волдеморт выделил имя. – Ты выходишь из этой войны, а твой друг в нее не вмешивается.
- С чего бы это? – вызова в голосе Гарри не было, только любопытство. Он вообще сейчас себя не понимал. Исчезли импульсивность и ненависть к Волдеморту. То, что он недавно обсуждал с Гермионой и Невиллом, заставило его усомниться в директоре и Ордене Феникса, и, похоже, не только его. Ему вдруг захотелось выслушать и сторону противника, причем из первых уст.
- Люциус, Белла, проследите, чтобы нас никто не потревожил, - приказал он своим «слугам». Когда те удалились, Волдеморт сотворил четыре кресла и, махнув на три из них, предложил. – Присаживайтесь.
Ребята переглянулись, но сели. Им тоже казалось, что они попали в какой-то параллельный мир или иллюзорный, на худой конец, настолько ситуация выглядела абсурдной. Если бы их сейчас кто-нибудь увидел, ну, кроме Люциуса и Беллы, то решил бы, что он или сошел с ума, или у него галлюцинации на неизвестно какой почве.
- Теперь по порядку, - произнес Волдеморт. – Насчет тебя, Гарри, - он снова назвал юношу по имени. – В тебе живет частица моей души, надо сказать самая сильная. Убив тебя, я убью и себя. Ни один из нас не выживет, как и при обратном варианте. В пророчестве говориться не столько о тебе, сколько обо мне. Я не смогу жить, пока эта часть души в тебе…
Времени у них было мало, поэтому они договорились, что встретятся летом в Литтл-Уининге, в первый же день каникул. Гарри почему-то был уверен, что ему ничего не грозит, и спокойно назвал адрес. Волдеморт как-то странно на него посмотрел.
Дальнейшие события развивались быстро и совершенно, как многим казалось, непредсказуемо. Но так только казалось. Несколько человек точно знали, что и почему происходит. Гарри видел, как в арку падает крестный, но только он и Невилл в последний момент видели, что Белла бросила в него портключ и удовлетворенно усмехнулась. Потом была их дуэль, Беллы и Гарри, смешная и нелепая, но со стороны все казалось таким правдивым. Да, пророчество они действительно разбили. Много чего произошло там, в Министерство, в том числе и то, что Фадж признал возрождение Того-кого-нельзя-называть. Потом, уже в школе Дамблдор рассказал ему о пророчестве, слово в слово, только вот подал он его совершенно по-другому. И началось лето.
«Конец ретроспективы».

Гарри взглянул на подругу, вырываясь из своих воспоминаний. Гермиона что-то увлеченно писала, периодически покусывая кончик пера.
Гарри снова погрузился в свои мысли о последних полутора годах. То лето после пятого курса было самым странным из всех. Во-первых, через десять минут после того, как родственники привезли Гарри домой, явился САМ Волдеморт во плоти. Один только его вид вогнал Дурслей в такой трепет, что те забились в самый дальний угол и даже не пытались подать голос. Это было нечто – Волдеморт поселился в доме Дурслей на целый месяц, к исходу которого он уже имел человеческий облик. За это время он вернул себе все свои частицы души, кроме той, которая была в Гарри. Вот ее-то и нужно было беречь. Именно Волдеморт сказал, что никакой защиты на доме Дурслей в помине нет, иначе он не смог услышать адреса. Во-вторых, почти ежедневно появлялась Белла и во всех красках описывала, чем занимается Сириус, которого заперли в шикарной комнате. Надо думать, тот бесновался, грозил, впадал в ярость, но ничего в его существовании не менялось. Но он был жив, а это самое главное. И было видно, что Белла наслаждается всем происходящим. Также стало ясно, что ее разум вернулся в нормальное состояние и сумасшествием даже «не пахнет». В-третьих, Волдеморт и Белла оказались очень сильными и хорошими учителями. Конечно, в доме и в округе никто не колдовал, но основные предметы, такие как зелья, травология, история магии, УЗМС, астрономия, а также и теория по трансфигурации и ЗОТИ спокойно могли преподаваться. У Гарри, появилось множество книг, из личной библиотеки Волдеморта и Люциуса Малфоя, который тоже частенько появлялся на Тисовой улице. В-четвертых, Волдеморт в первый же день обезвредил миссис Фигг, и та передавала директору только то, что ей было сказано. А защитников так и не появилось. Писем от друзей, то есть от Рона не было, а вот с Гермионой он общался каждый день по телефону.
За несколько дней, до поездки в Хогвартс на шестой курс между Гарри, Гермионой, Невиллом и Волдемортом было заключено пожизненной соглашение. Трое подростков и их близкие и друзья становились относительно неприкосновенными. Августа Лонгботтом присутствовала при этом историческом событии, но предварительно она пообщалась с Темным лордом наедине, после чего полностью одобрила соглашение. Волдеморт отбыл в свой лагерь, его политика резко изменилась, что позволило аристократам вздохнуть свободнее.
Шестой курс многое расставил на свои места. Из Золотого трио выпал Рон, который не мог понять увлечения Гарри учебой, зато появилась другая троица – Гарри, Гермиона и Невилл. Если на пятом курсе директор избегал юноши, то теперь все было с точностью да наоборот. Гарри стал терпимее, уравновешеннее и мог вообще пропустить мимо ушей все, что говорилось в его адрес. Он стал полностью игнорировать выпады Снейпа и Малфоя-младшего. Люциус ничего не сказал сыну, поскольку Волдеморт не хотел подставлять новую троицу под удар директора, по крайней мере, до тех пор, пока его планы не начнут воплощаться в жизнь. На эти воплощения ушло полгода, и на Рождество разразилась буря. Между Министерством и Волдемортом был подписан пакт о сотрудничестве. Дамблдор не успел, просто не был готов к такому повороту событий, да вообще никто не был готов.
Дамблдор пытался повлиять на Гарри, но тот вдруг перестал реагировать на его слова. Юноша уже слишком многое знал об этой войне и причинах. Да, Волдеморт убил его родителей, но после нескольких разговоров, особенно с вменяемым Темным лордом, многие в его восприятии изменилось. К тому же он не хотел умирать, а из двух лидеров именно Дамблдор посылал его на неминуемую смерть. Нет, Гарри не возненавидел директора, просто он увидел его как обычного смертного, который тоже способен ошибаться. В какой-то момент юноша осознал, что особой разницы между темной и светлой стороной нет.
Дамблдор пытался все изменить, но он просто не успевал за событиями. Волдеморт и аристократы слишком крепко держали Министерство. Начали выходить законы, и большинство увидело в них здравый смысл, который отсутствовал у чиновников до этого. Карательные акции против магглов прекратились. Волдеморт все свое внимание уделял Англии, но без террора, почти.
Именно в это момент окончательно порвались отношения между Роном, Гарри и Гермионой. Он отдалился от них совсем, как и вся семья Уизли, особенно после того, как Гарри и Гермиона положительно отозвались об одном из новых законов. Дамблдор самоустранился, но поглядывал на новую троицу подозрительно и укоризненно. Второй удар пришелся на пасхальные каникулы, когда стало известно, что опекуном Гарри Поттера как в маггловском, так и в магическом мире назначены Сириус Блек и его супруга. Вот тут-то и встал вопрос, как смог выжить Блек, и откуда взялась супруга. Дамблдор смирился, поняв, что остался в меньшинстве. Ему оставалось только наблюдать за происходящим и надеяться, что Британия не провалиться в хаос. Он резко сдал, как-то сразу стал выглядеть на свои сто пятьдесят семь лет. Сириус забрал Гарри тогда на Гриммуальд-плейс, 12. Обновленный особняк сверкал чистотой и богатством, и тут определенно чувствовалась рука женщины. Как ни странно, женщиной оказалась Белла. Браки и разводы в магическом мире происходили совсем по другим процедурам, чем в маггловском. Все было одновременно проще и сложнее. Если брак был полностью магическим и проводил полный ритуал, то ни о каком разводе не могло быть и речи. Примером такого брака служила чета Уизли. Чистокровные всегда оставляли себе небольшую лазейку, поскольку зачастую первые браки были договорными. Отдел по регистрации браков, семейных отношений и тому подобное давно уже перестал отслеживать браки. Их больше интересовали дети. Министерство основательно прогнило за последние несколько столетий. Так уж вышло, что сначала развод Лестрейнджей, а затем брак двух Блеков остался без внимания чиновников, которые должны были все отслеживать. Записи в соответствующих книгах регистрации затерялись в кипе других, более серьезных и сенсационных, например, в разводе четы Малфоев.
Эти каникулы Гарри провел весело и бесшабашно, в окружении двух верных друзей, то есть Гермионы и Невилла, а также своей семьи, в которую входили Сириус и теперь еще и Белла. Удивительное дело, в шестнадцать лет он приобрел любящего отца и ехидную, но снисходительную и периодически требовательную к нему мать. Бывал в доме и красивый мужчина, в котором никто не мог опознать Темного лорда, Волдеморта.
Именно во время этих каникул Гарри и его друзей просветили насчет некоторых вопросов, которые в последние лет тридцать-сорок замалчивались. Дело было в том, что маги по своей сути были бисексуальны, как мужчины, так и женщины. В общем, для них провели несколько лекций, по сексуальному развитию, а закреплять все это повели в один их элитных борделей в Темном переулке. Вот тут-то трое гриффиндорцев впервые и увидели эту улочку, совсем не такую, как она представляется большинству населения.
В конце года стало ясно, что война закончилась победой Темной стороны, которая, сменив планы, быстро и бесшумно завоевала свои позиции и теперь также быстро приводила Англию в порядок. Самое интересное, что Артур Уизли получил повышение и стал начальником отдела по изучению маггловских вещей и достижений и их возможностью для введения в повседневную жизнь магов. Это было неожиданно, но Волдеморт, хотя какой уже Волдеморт… Теперь он звался Томом Марволо Слизерином, поскольку кольцо Основателя признало его как потомка рода. Это был фурор. Дамблдор к этому времени очнулся и решил действовать, но ему быстро указали на то, как и где он должен быть. Его заслуги перед страной не были забыты, ему оставили пост директора Хогвартса. Он, конечно, еще пытался что-то сделать, но это уже не имело никакого значения, поскольку один в поле не воин, а все сторонники ушли, поскольку от новой власти они ничего не потеряли, а многие даже приобрели. Билль о правах оборотней и других магических существах, выдвинутый аристократами произвел фурор в общество. Английское общество выходило из многовекового застоя медленно, но верно.
С апреля месяца в министерстве начали даваться балы, на которые Гарри Поттера приглашали с традиционным постоянством. Все дело было в том, что Волдеморт, то есть Том, объявил, что пророчество таки сбылось и только благодаря Гарри он смог начать жить по-человечески, сменить свои планы и добиваться благоденствия магической Англии мирным путем. Гарри стал победителем Темного лорда на радость всем. А что тут еще можно было подумать? Правильно, ничего. Все было проделано виртуозно. Начиная с апреля, для Гарри начался настоящий ад, который и привел его к этому моменту, когда он заявил своей подруге, что ему все надоело.
- Я знаю, что делать, - радостно заявила Гермиона, подняв голову и взглянув на своего друга.
- Ага, и как ты себе это представляешь? Ну, спросят меня это чертово кодовое слово, а если я не был…, - гари скривился.
- А ты там будешь, - усмехнулась Гермиона. – Только то, что тебя там не увидят, не значит, что тебя там не было. Это будет лучший бал в твоей жизни. Ты мне доверяешь?
- Доверяю, - несколько скептически произнес Гарри, даже боясь спрашивать, что пришло в голову его неуемной в этом году подруге. Гермиона изменилась до неузнаваемости. Она все еще очень многое знала, но применение знаний теперь было совсем другим. Она не выделялась из толпы, по крайней мере, не тянула руку на каждый вопрос. Ее поведение, манеры, одежда, макияж – все изменилось, и благодаря Белле. Что касается Гарри, его тоже приодели, но вот очки и лохматая голова остались при нем. Аристократа из него Белла пока не смогла слепить, да они виделись всего ничего.
- Тогда так, в субботу с утра идем в Хогсмид. Ты слушаешься меня беспрекословно. А вечером на бал, - заявила безаппеляционно Гермиона. Она даже обрадовалась, что на этот раз бал решили провести в Хогвартсе. Студенты с первого по пятый курс, а также те, кого не пригласят на бал с шестых и седьмых, будут праздновать в другом зале, специально подготовленном для этого. В Большом же зале должен был состояться Министерский званый бал.